Сон – целебное значение

Сон – целебное значение

После многолетней лабораторной работы над многими сложными вопросами деятельности большого мозга Павлов в 1918 г. установил связь с одной из психиатрических больниц Петрограда. Этим было заложено начало нового периода его славной творческой деятельности. Благодаря своему могучему уму Павлов извлек огромную пользу как для теории науки, так и для практической жизни из этого своеобразного «союза» между лабораторией и клиникой.

В первые же дни посещения психиатрической больницы Павлов обратил внимание на двух больных, которые спали очень долго и к тому же необычайным сном. Вот как описал он одного из них. «Второй субъект — мужчина шестидесяти лет, 22 года лежавший в больнице настоящим живым трупом, без малейшего произвольного движения, без единого слова, кормившийся зондом и неопрятный, последние годы, когда стал приближаться к шестидесяти годам, начал делать все более и более произвольных движений: в настоящее время встает с постели, ходит один в уборную, говорит много и совершенно разумно и многое ест сам. О прошлом состоянии говорит, что все понимал, что около него происходило, но чувствовал страшную тяжесть в мускулах, так что ему было даже трудно дышать. И это было причиной, почему он не двигался, не ел и не говорил. Болезнь началась около 35 лет». Тонкий и проницательный анализ этого и других, подобных и иного рода, болезненных состояний большого мозга человека, а также анализ данных множества прежних и вновь поставленных специальных лабораторных экспериментов на животных привел Павлова к весьма важным для науки и практики выводам о природе сна, о его роли при нормальном состоянии организма и при различных болезненных состояниях большого мозга, о целебных свойствах сна и т. д. Каковы же эти выводы?

1
Всем хорошо известно, какое важное значение имеет сон для сохранения здоровья и работоспособности организма. Мы ложимся в постель утомленными и ослабленными от напряженной работы и после хорошего сна встаем бодрыми, с восстановленными работоспособностью и энергией. Но если животное или человек лишаются сна в течение ряда дней, то их организм ослабляется, истощается и засоряется вредными продуктами «отхода» его деятельности и его сопротивляемость различным заболеваниям резко уменьшается.

От длительного лишения сна страдает почти весь организм, однако, как показывают наблюдения, сильнее всех органов утомляется, ослабляется и истощается при этом головной мозг.

Естественный сон — наиболее полноценный и общий отдых для организма и прежде всего для мозга.

Почему же именно мозг прежде всего и больше других органов нуждается в таком полном и общем покое или отдыхе? Потому, что этот нежный и хрупкий орган непрерывно работает в течение всего периода нашего бодрствования, т. е. не только тогда, когда мы выполняем какую-либо физическую или умственную работу, но и тогда, когда мы отдыхаем, гуляем, сидим в театре, забавляемся. Он работает весьма напряженно, выполняет крайне важную и ответственную работу в организме. Как центральный штаб сложного организма, мозг, с одной стороны, посредством миллиона нервных проводников получает от сигнальщиков тела, т. е. от органов чувств, постоянную и самую разнообразную информацию об изменениях во внешнем мире и в самом теле. С другой стороны, мозг посредством миллиона других нервных проводников постоянно контролирует, управляет, регулирует и согласовывает работу самых различных частей тела, тонко и точно приспосабливает наши действия к постоянно меняющейся окружающей нас среде и своей работой создаст нашу психическую деятельность.

В процессе развития животного мира в организме вырабатывался ряд важных и целесообразных приспособлений, которые создают благоприятные условия для жизни и работы мозга. К числу таких приспособлений относится мощная кровеносная система мозга. Чрезвычайно широкое русло кровеносных сосудов мозга обеспечивает его обильное, можно сказать, даже привилегированное снабжение необходимыми питательными веществами — кислородом, витаминами, гормонами, солями, а также лучший и своевременный «вывоз» из мозга таких образовавшихся в нем «шлаков» и «отходов», как углекислота, мочевина и др. Несмотря на это и на ряд других приспособлений, мозг, в результате трудности, сложности и непрерывности своей работы, одним из первых в организме утомляется и ослабевает, а при длительном бодрствовании и напряженной работе организма одним из первых требует отдыха. Таковым для него и является сон, т. е. состояние общего покоя организма, при котором почти полностью прекращается или резко ослабляется деятельность основной массы мозга и тех го представления о причинах сна, не объясняют удовлетворительно его возникновения и развития.

Существует, однако, еще одна теория о сне. самая убедительная и передовая в современной науке,— теория Ивана Петровича Павлова. В отличие от всех других теорий, она стремится осветить самую сущность сна, его природу.

Что же представляет собой сон, в чем его сущность? Существовало и существует много разноречивых теорий о сне. Следует прежде всего сказать, что большинство этих теорий стремится не осветить сущность, природу сна, а скорее уточнить круг тех причин или факторов, которые вызывают сон. Сторонники одной из теорий считают, например, что сон вызывается накопленными в организме веществами типа «отходов» или «шлаков» от использованных организмом питательных и иных веществ. Другие считают, что сон вызывается специальными, ядовитыми для мозга, веществами, образовавшимися в нервных или в других клетках организма. По мнению некоторых из ученых, сон вызывается вследствие активности специального центра, центра сна, находящегося в определенных частях основания мозга; а по мнению других, сон возникает в результате утомления и истощения клеток самого мозга. Однако все эти теории не только не освещают самое важное в проблеме сна, его природу, но, взятые в отдельности, не дают многочисленные данные лабораторных опытов на животных, а также ряд точных наблюдений на людях привели Павлова к мысли, что сон — это торможение клеток головного мозга, это задержка их деятельности специальным процессом — процессом торможения.

Ученым и раньше было известно, что нервной системе свойственно развивать два противоположных процесса: возбуждение и торможение. По работам других ученых и самого Павлова было известно также, что процесс возбуждения обусловливает работу нервных центров и управляемых ими органов, а процесс торможения, наоборот, прекращает или ослабляет активность этих центров и органов. Физиологи знали, что для бесперебойной и согласованной работы многочисленных и разнообразных органов сложного организма одинаково важны и нужны как один, так и другой процессы. Точно так же для бесперебойной работы всякой сложной системы необходимы как пусковые, так и задерживающие механизмы, с помощью которых было бы возможно при необходимости быстро и своевременно пустить в ход одни части системы, задержать другие и т. д.

Но в мою задачу сейчас не входит более детальное изложение этого интересного вопроса — о важной роли процесса торможения в согласованной, или, как говорят, координационной, деятельности нервной системы. Нас интересует другое. Павлову наука обязана открытием совершенно новой роли, нового биологического значения торможения для нервных клеток мозга. Это защитная или охранительная роль торможения. Длительное бодрствование, т. е. своеобразное караульное состояние клеток мозга, и в еще большей мере напряженная их работа утомляют, ослабляют и даже истощают их. Имеется предел дальше которого такое ослабление и истощение нервных клеток может нанести им значительный вред, испортить, а то и погубить их. И вот такая серьезная угроза этим нежным и хрупким клеткам организма предотвращается благодаря своевременному развитию торможения, благодаря активной задержке их деятельности. Роль торможения заключается, таким образом, не в организации (совместно с процессом возбуждения) согласованной деятельности различных нервных центров и связанных с ними органов тела, а в защите ослабленных и умеренно истощенных нервных клеток. Торможение дает этим клеткам то, в чем они больше всего нуждаются,— полный покой, отдых.

Но это отдых особого рода. Это не полное бездействие и не прекращение жизненных процессов — питания, дыхания и т. д.— в нервных клетках. Более того, имеется основание считать, что торможение даже не ослабляет существенно общую активность этих процессов. По-видимому, дело сводится к тому, что торможение блокирует клетки, прекращает их связь с другими центрами и органами, направляет жизненную активность клеток в основном как бы по другому руслу — на устранение собственного утомления, истощения и других нежелательных изменений, вызванных длительной и интенсивной работой, на восстановление их бодрости и работоспособности. Так, по теории Павлова, наш обычный периодический сон есть не что иное, как такое именно охранительное или защитное торможение основной массы нервных клеток мозга. Павлов писал: «Сон есть торможение, распространившееся на большие районы полушарий, на все полушария и даже ниже — на средний мозг».

Теория Павлова не только сводит сущность загадочного явления сна к знакомому и изученному физиологическому процессу — торможению, но и лучше, чем другие теории, объясняет возникновение и развитие сна. Более или менее равномерное утомление основной массы клеток мозга создает благоприятную почву для того, чтобы торможение, возникшее в каком-нибудь пункте мозга, быстро распространилось на весь мозг или чтобы оно проявилось почти одновременно в основной массе клеток мозга.

Более того, в свете теории Павлова разрешаются многие из тех расхождений между учеными относительно факторов и причин сна, о которых мы говорили раньше. Нервные клетки мозга очень чувствительны к всевозможным изменениям – внутри и вне организма. Их могут возбуждать, ослаблять, истощать и, в конечном итоге, тормозить как сильные или длительные раздражения органов чувств, нервов и нервных центров, так и всевозможные «отходные» продукты обмена веществ в организме, причем эти факторы могут вызвать торможение — иными словами, сон,— действуя на мозг в отдельности или в различных комбинациях. Таким образом, в свете теории Павлова, точные данные других ученых о факторах сна выступают уже не как якобы противоречащие друг другу, а как дополняющие Друг друга.

Научные данные лаборатории Павлова и его теория о сне не только проливают яркий свет на многие тайны нормального периодического сна, но совершенно по-новому ставят и разрешают ряд новых, исключительно важных и трудных вопросов в медицине. Павлов даст научное и материалистическое объяснение гипнозу животных и человека, т. е. явлению, которое длительное время было предметом всевозможных идеалистических мистификаций и спекуляций. По Павлову, гипноз — это частичный сон мозга, это торможение не всего мозга, а отдельных его областей.

Далее, Павлов показал, что торможение, или сон, играет очень важную роль также в тех случаях, когда организму, и прежде всего мозгу, угрожает какая-нибудь серьезная опасность, когда на организм действуют факторы, способные вызвать болезненное состояние.

В условиях нормальной жизни здорового человека охранительное торможение основной массы клеток большого мозга, или, иными словами, общий сон, возникает обычно своевременно и тем самым устраняет опасность глубокого ослабления, истощения и порчи нервных клеток. Кроме того, в этих условиях сон имеет достаточную длительность и силу, чтобы обеспечить полное восстановление и сил и работоспособности к моменту пробуждения.

Однако нормальные условия жизни иногда нарушаются, не всегда организму приходится жить в благополучии и избегать воздействия вредных факторов. Мы уже говорили о том, что хрупкие и нежные по природе клетки мозга очень чувствительны к всевозможным изменениям внутри и вне организма. Особенно же чувствительны они к сильным изменениям, к сильным болезнетворным воздействиям механического, химического, температурного характера. Действует ли на организм какое-нибудь сильное травмирующее раздражение (как это иногда бывает при транспортных катастрофах, пожарах, бомбежках, обстрелах и т. д.), перегревается ли организм под палящими лучами солнца или в горячих цехах, ухудшается ли кровоснабжение организма из-за кровопотери или другой причины, попадают ли в организм какие-либо ядовитые вещества, заболевает ли организм какой-нибудь заразной болезнью,— почти всегда одними из первых страдают клетки мозга. Само собой разумеется, что особенно сильно страдают эти клетки при так называемых органических поражениях мозга, т. е. тогда, когда травмирующая причина нарушает целость защитных покровов мозга — кожу, костный футляр и оболочки — и действует прямо на мозг.

Организм имеет много разнообразных защитных средств против грозящих ему опасностей. К их числу принадлежит и охранительное торможение.

Эти разнообразные средства самозащиты часто с успехом спасают организм от катастрофы, но нередки и случаи, когда борьба между защитными силами организма и болезнетворными причинами принимает для организма драматический оборот: как и многие другие защитные приспособления организма, охранительное торможение не при всех условиях жизни успевает возникнуть своевременно, быстро и в достаточно сильной степени, чтобы предотвратить грозную опасность глубокого истощения нервных клеток мозга.

Специальные опыты лаборатории Павлова показали, например, что при действии на организм чрезмерно сильных раздражителей, иначе говоря, при чрезмерно сильном возбуждении нервных клеток, они часто делаются больными из-за того, что охранительное торможение либо развивается не вовремя, либо сила развившегося торможения недостаточна, чтобы противостоять силе возбуждения и предотвратить порчу нервных клеток. Чтобы получить такое болезненное состояние мозга, например, у собаки, достаточно подвергать сильному звуковому, электрическому или иного рода раздражению собак со слабой нервной системой или же опытным путем создать для таких собак «жизненные конфликты», трудные ситуации и условия; животные же с сильной и уравновешенной нервной системой, как правило, выходят из таких испытаний здоровыми. Часто то же самое случается и с нервными клетками мозга человека, когда он попадает в трудные условия жизни, когда его нервная система слишком сильно и длительно возбуждается, когда он получает страшные известия или же переживает сильную драму. Довольно точно установлено, что такой надрыв нервных клеток мозга от непосильного возбуждения особенно часто случается у тех лиц, у которых нервная система слаба от природы или же ослаблена хроническим алкоголизмом, заразными болезнями, ядами, длительным лишением сна и другими причинами.

В зависимости от состояния организма, от характера и силы болезнетворной причины и от ряда других условий могут иногда заболеть клетки только определенных районов мозга. Так бывает, например, при некоторых психических и нервных болезнях: при определенных видах шизофрении, истерии и т. д. Но болезнь может охватить и основную массу клеток мозга. Нервные клетки тогда приходят в ненормальное состояние, работа их нарушается.

Ненормальность состояния пострадавших нервных клеток может иметь разный характер, но чаще всего встречаются два типа отклонений от нормы. В одних случаях в истощенных и ослабленных нервных клетках в конечном итоге развивается охранительное торможение, которое держится в них необычайно упорно, стойко и долго — днями, месяцами, а иногда и годами; развивается как бы длительный сон определенных областей мозга. К примеру ь.ожно напомнить приведенный выше случай 22-летнего сна. Торможением здесь была охвачена лишь двигательная область мозга, а остальные его части бодрствовали, в силу чего больной слышал, понимал и т. д. Однако такое торможение может охватить и более широкие массы мозга. В других случаях, наоборот, у пострадавших нервных клеток резко ослабляется способность к развитию охранительного торможения, они впадают в состояние повышенной возбудимости, которое также держится упорно, стойко и долго. Это происходит, например, у многих возбужденных и агрессивных психических и нервных больных. Бывают, конечно, переходные типы и вообще другого характера ненормальности у пострадавших нервных клеток.

Какое биологическое значение имеет развитие стойкого и длительного торможения, или, иными словами,— сна, в нервных клетках, которые по той или иной причине уже повреждены, уже больны?

Павлов считал, что это явление имеет огромное значение для дальнейшей судьбы пострадавших нервных клеток. Во-первых, торможение в энном случае охраняет эти истощенные клетки от еще более глубокого повреждения, которое может произойти, если клетки будут продолжать бодрствовать и работать. Во-вторых, торможение играет здесь новую и исключительно важную роль: оно оказывает целебное действие на больные клетки, лечит их и тем самым способствует возможно быстрому их возвращению в строй, их выздоровлению.

Таким образом, торможение выступает здесь не только в роли самозащиты организма, но и в роли самолечения — своеобразного естественного целебного средства. Кому неизвестно благотворное влияние хорошего сна на состояние многих больных?

Очевидно, целебное действие торможения играет особенно важную роль в выздоровлении тех больных, у которых вовлекается в болезнь мозг или вообще нервная система. Но нередки случаи, когда развивающееся в больных клетках охранительное и целебное торможение не достаточно сильно, чтобы излечить их. Более того, мы виде ли, что в ряде случаев больные клетки по той или иной причине впадают в состояние повышенной возбудимости. Возникает вопрос: если торможение является таким важным естественным лечебным средством, нельзя ли усилить его применением соответствующих лекарств в тех случаях, когда оно имеет недостаточную силу, и вызвать в тех случаях, когда оно отсутствует или выражено очень слабо?

Положительный и научно обоснованный ответ на этот вопрос был дан Павловым и его сотрудниками. Ими было показано, что умелое применение некоторых из снотворных средств с целью углубления или развития торможения действительно оказывает хорошее целебное действие при многих болезненных состояниях нервной системы животных, вызванных экспериментальным путем.

В науке часто бывает, что над разрешением какой-нибудь задачи одновременно и независимо друг от друга работает несколько ученых. И в один прекрасный момент их исследовательские пути встречаются, и их выводы подкрепляют друг друга. Нечто подобное имело место и с разработкой вопроса о лечении сном. Теоретику и экспериментатору Павлову шли навстречу люди практики, и их пути под конец совпали.

К мысли о лечении сном Павлов пришел, исходя из данных передовой науки; а врачи-практики на основании многолетнего опыта в свою очередь, как бы ощупью, также напали на след этого нового лечебного направления в медицине. Как в нашей стране, так и за границей многие врачи с давних пор применяли снотворные средства для успокоения больных, а за последнее время и для лечения тех или иных нервных и психических заболеваний. Но неудачи при этом бывали не реже, чем удачи. Старинному направлению лечения снотворными нахватало научного обоснования и передовой теории. Этот .важный пробел был заполнен работами и теорией И. П. Павлова.

Слияние направлений старинной практики и передовой науки в лечении сном происходило тогда, когда сам великий ученый был уже в глубокой старости. Но он увлекался новым методом лечения больных с юношеским энтузиазмом и следил за первыми реальными успехами применения этого способа в клиниках с большим вниманием. В них он видел очередное торжество своих исследований.

Вопрос о мозге, его устройстве и его работе давно привлекала к себе внимание ученых. Известно, что многие древнегреческие мыслители считали, будто душевная жизнь человека сосредоточена не в мозгу, а в сердце, поскольку каждое сильное переживание отзывается на деятельности сердца,— например, когда человек испытывает радость, сердце начинает усиленно биться. Современная наука считает мозг средоточием всех высших способностей. При этом наиболее важен самый верхний и наиболее сложно устроенный «этаж» центральной нервной системы — так называемая кора больших полушарий головного мозга; именно она является материальной основой нашей психической жизни. Все остальные органы — сердце, желудок, железы внутренней секреции, определяющие своей деятельностью главнейшие изменения в клетках нашего организма,— подчинены в той или иной степени мозгу, хотя, конечно, без правильной деятельности этих органов невозможна и полноценная работа самого мозга.

Отдел физиологии, изучающий жизнь и работу мозга человека, особенно интересен для тех, кто хочет знать, как происходит развитие человека, например от рождения до взрослого состояния.

Мозг человека резко отличается своим внешним видом и устройством от мозга высших животных, в том числе и обезьян; бросается в глаза огромное развитие больших полушарий, тонкий верхний слой которых (кора) состоит из нескольких миллиардов весьма сложно устроенных нервных клеток. Эти клетки характеризуются наличием большого числа тонких отростков, причем некоторые из этих отростков (нейриты) переходят в состав нервных стволов (периферических нервов) и, подобно телеграфным проводам, связывают работу мозговых центров с деятельностью рабочих, исполнительных, органов, в особенности с мышцами наших конечностей. Они регулируют процессы ходьбы, бега, переноски тяжестей, разнообразную работу рук, лицевых мышц и т. д.

Наиболее распространены у нас и за границей способы лечения наркозом или наркотическим сном. В организм больных разными путями вводятся снотворные и наркотические средства в дозах, достаточных для вызова почти круглосуточного наркоза или очень глубокого сна. Это введение повторяется иногда до 8 — 10 дней. После прекращения курса лечения у ряда больных болезнь либо совсем исчезает, либо резко ослабляется. Ученые (Клоэтт, Мари, Блэкусн, Сарджант, Протопопов, Серейский, Краснушкин, Гиляровский, Иванов-Смоленский и др.) добились значительных успехов при лечении наркотическим сном некоторых форм психических и нервных заболеваний.

За годы последней войны Кюбль, Роум, Сарджант и некоторые другие английские и американские ученые успешно лечили сном многих бойцов с военными неврозами и психозом. За годы Отечественной войны в нашей стране лечение сном также получило значительное развитие (Зикеев, Андреев, Иванов-Смоленский, Каминский и др.). У нас появились даже новые течения в лечении сном. В частности, некоторые небезуспешные шаги в этом направлении были сделаны мной и коллективом моих сотрудников.

Еще в начале 1942 г. нами был предложен новый способ лечения сном травматического или. как говорят, раневого шока. Шок — это тяжелое состояние резкой слабости организма, которое наступает после ранения и нередко приводит к смерти. Предложенное средство было успешно испытано на одном из фронтов Отечественной войны. Позже было организовано массовое фабричное производство нашего средства для нужд Красной Армии.

Нами был разработан также новый способ лечения сном таких тяжелых последствий боевых травм, как параличи, различные стойкие, сильные и мучительные боли и т. п.
Сущность этого нового способа заключается в следующем. Вечером больным дастся такая доза специально подобранных снотворных веществ (гедонала, уретана, бромидов и др.), которая вызывает 10—12-часовой сон, очень близкий к обычному физиологическому сну, но ничего общего не имеющий с наркозным сном. Днем больные бодрствуют, как обычно. Курс лечения длится 30—50 дней. Результаты предварительного испытания нового способа лечения оказались весьма удовлетворительными (под нашим наблюдением было 150 больных).